Душа всегда свободна

Интервью Мэрики Строгановой с настоятелем Храма в Петропавловск-Камчатском, Отцом Ярославом Левко

Цветок Жизни

Россия — страна
живого мистицизма

Мэрика: Отец Ярослав, расскажите, пожалуйста, о себе и о своём Пути.

Отец Ярослав: Я — православный священник, настоятель Храма Святых Апостолов Петра и Павла г. Петропавловск-Камчатского. На Камчатке уже 18 лет. Женат, трое детей. Родом с Украины, Львовской области. Родился в верующей семье. В близком родстве со мной 9 священнослужителей. Окончил Московскую Духовную Семинарию в Сергиевом Посаде, бывший г. Загорск. В 1985 году был направлен миссионером на Камчатку.

До моего приезда в Петропавловск, Камчатка была одной из немногих в СССР атеистической областью: не сохранилось ни одного храма, не было зарегистрировано ни одной религиозной общины, более 50 лет не было священников и не совершались богослужения.

Мой приезд на Камчатку вызвал неподдельную радость тех немногих истинно верующих людей, которые, не взирая на притеснения местных властей, собирались в маленьком жилом доме на молитву. Правящая верхушка полуострова — коммунисты с возмущением и негодованием отнеслись к приезду молодого священника на Камчатку. Многие же жители города смотрели на меня с неким детским любопытством и удивлением. Помню, как пришел оформиться на паспортный учёт. Женщина в конторе была так удивлена, узнав, что я священник, что не выдержала и спросила: "А можно Вас потрогать?"

Мэрика: Вы воздвигли новый Храм. Расскажите об этом, пожалуйста.

Отец Ярослав: Приехав на Камчатку, я служил в частном маленьком, ранее жилом, доме. В течение первого года служения прихожан заметно прибавилось. Порой, в воскресный день, маленький домик уже не мог вместить всех желающих. Назрела необходимость строительства нового храма.

Прошёл по инстанции местных властей о выделении земельного участка. Везде — отказ. Писали письма с этой же просьбой в Москву. Ответ — тот же. В это время в стране господствовала коммунистическая идеология, и сделать исторический шаг — разрешить строить храм — было безумием для власти.

Как некое решение, мне разрешили приобрести небольшое здание (около 60 кв.м.), принадлежащее некой конторе, для "последующего переоборудования для молитвенных целей" (Из Решения). Под видом реконструкции снес полностью здание, вырыл котлован. Сколько пришлось претерпеть от властей за эти действия. Четыре раза арестовывали стройку, а я всё доказывал, что это всего лишь реконструкция.

Это был 1989 год. Воля Божья — храму быть и, не взирая на самые разные препятствия, в 1992 году на Рождество Христово в новом храме совершилось первое богослужение. Ах, какое это было радостное событие! Официально храм узаконили, однако, всего лишь 4 года назад.

Мэрика: Как после перестройки изменился климат Духовной жизни в России: — как изменилось отношение Правительства к Церкви? — что изменилось в народе? — внутри Церкви?

Отец Ярослав: Отношение, конечно, изменилось. Изменилась идеология страны, да и сама страна стала другой. Сейчас первых лиц государства мы видим на праздничных богослужениях в храмах. Президент страны поздравляет нас с Рождеством, Пасхой.

Церкви возвращены, и возвращаются ранее отобранные и полуразрушенные храмы и монастыри. Возрождаются духовные институты, гимназии, школы. Да и сам русский человек перешагнул тот барьер страха, что был, ведь раньше, придя в храм, он мог поплатиться местом работы, учебы. Люди перестали бояться.

Если говорить о Камчатке, то особой помощи храму со стороны местных властей нет, но хоть не мешают больше. Правда, ко мне отношение изменилось: из прежнего изгоя я превратился в 2000 году в почётного гражданина г. Петропавловск — Камчатского, и даже Президент Путин наградил меня Орденом за Заслуги перед Отечеством II степени.

Приходская жизнь на Камчатке поднялась на более высокий и качественный уровень. Если многие годы приходилось одному трудиться в городе и посещать отдаленные посёлки Камчатки, то сейчас на Камчатке своя Епархия, то есть, есть свой Епископ, и служат уже 19 священников. Во многих посёлках строятся или уже построены храмы, например, храмы построены в г. Елизово, п. Усть — Хайрюзово, п. Рыбачий, г. Вилючинск.

В г. Петропавловске выделен земельный участок и уже начато строительство Кафедерального Собора. При действующих храмах, как правило, действуют воскресные школы. В нашем приходе открыт библейский кружок по изучению Священного Писания. При храме построена и открыта благотворительная столовая для нуждающихся. Стараемся помогать людям. Хоть, конечно, главное — это внутреннее состояние человека: его душа и сердце.

Казалось бы, вот и наступило блаженство. Слова Священного Писания всегда отрезвляют меня: " бодрствуйте, да не попадёте в напасть". "Мир во зле лежит". И это, мне кажется, особенно актуально в нашем Отечестве. Россия — непредсказуемая страна. До 1917 года вся страна молилась, строила храмы, монастыри, но через очень короткое время эти же люди разрушили святыни, убили Царя, истребили духовенство и стали называть себя атеистами.

Совсем недавно эта же страна делает попытки покаяния и исправления ошибок. На долго ли? Искренне ли? Трудно ответить. Внутренне я готов, что завтра-послезавтра всё может измениться и не в лучшую сторону. Нет, это не пессимизм, это трезвое рассуждение. Сегодня хорошо, но завтра может быть иначе, человек должен быть крепок, чтобы устоять, расслабляться нельзя, надо стяжать бодрственный дух.

Я хорошо помню то страшное время 70-х годов, когда ты живёшь и воспитываешься в семье священника, в верующей семье, посещаешь храм и в то же время являешься учеником советской школы. Сколько унижений, притеснений, оскорблений и неправды пришлось перенести! Но, слава Богу, это помогло выработать во мне прекрасный духовный иммунитет, благодаря которому я смог устроить Приход на Камчатке.

Меняются правительства и политика, но в проповедях своих политическую сторону жизни не затрагиваю. Некоторые священники акцентируют внимание на переменах в политике; уж больно рьяно похвальные оды поют. Я своим ученикам, вспоминая о прошлом, говорю: "Отцы, это было страшное время!", но как я уже сказал, оно может вернуться. Поэтому мы в первую очередь заботимся о Душе человеческой. Душа человека всегда вольна и знает путь устремления к Богу и Истине. Без Бога что сделаешь? Из своей практики вижу: люди действительно меняются. Сначала просто любопытствовали, недоверие было. 18 лет — это ведь целое поколение!

У меня ученики уже священниками стали. Парень пришел в храм, когда ему было 9 лет, постоянное посещение храма, интерес к церковной жизни, потом учёба в Московской Семинарии и по возвращении — отец Михаил — ревностный служитель на ниве Христовой. Таких учеников у меня семеро, в разных приходах.

Мэрика: Чем отличается Ваш приход на Камчатке от того, каким он мог бы быть в Москве?

Отец Ярослав: Объективно, там всё то же, слово в слово — догматическая сторона без изменения. Но в Москве есть история, традиции, которые никогда не прерывались. Там сохранились старинные церкви, стройная, ухоженная жизнь Прихода. У священников свой уклад, свои обязанности. На Камчатке же я оказался один во всех ипостасях: и учил, и пел сам; и строил и грузовик водил; даже на тракторе работал. В Москве размеренная, запланированная жизнь, тут — суета, забота об устройстве храма. Там легче, но я всё равно выбрал бы Камчатку. Очень отличительная черта — сам северный человек, и это чувство бесценно. Люди, увидев искреннюю заботу о них, сами вокруг сплотились. Теперь иду по Церковному двору и даже не верится; как сон наяву! Как трудно было начинать, тупики всюду, стройматериалы не достать... но чудным образом всё шло по-божьему.

Мэрика: Вы проводите обряд крещения для многих новых прихожан. Отчего, по Вашему мнению; так сильно возрос интерес к Церкви?

Отец Ярослав: Русский человек в душе всегда православен; даже при социализме люди в церковь приходили, за святой водичкой, пасху святили. И в народной мудрости это звучит; говорят же — пока гром не грянет, мужик не перекрестится! Когда идеология государства изменилась, то люди просто естественно стали восполнять пробел, естественным потоком душа пошла. В начале немного было страшно — не стало бы посещение церкви просто модой; насколько это искренне?

Представьте себе, за первых десять лет число мною крещённых перешагнуло за 100 000! Да, да, именно столько. Порой оно (Крещение) принимало особо массовый характер: в Петропавловске очередь на Крещение достигала 2-3 месяцев, в г. Ключи (600 км от Петропавловска) за два дня крестил 1007 человек, в Нижне — Камчатске (700 км от Петропавловска) за один день — 868 человек! Откуда только силы черпал?

Это настораживало, но, я видел в последствии, качественно подход к Таинствам менялся. Это была потребность души. Зов души внутри реализовался.

Мэрика: Как этот возрастающий интерес к вере повлиял на Вас лично?

Отец Ярослав: Конечно, я менялся сам — первый год служения боялся, что не справлюсь, даже порой мысль проскальзывала в отчаянии — не уехать ли? Но с каждым днём устремлённость людей придавала силы. Я ездил в Москву за церковной утварью, люди перед отъездом спрашивали: "Батюшка, Вы действительно вернётесь?" Ведь до моего приезда литургию, духовные таинства невозможно совершать было. Теперь же у людей столько веры в глазах, их обещание меня поддерживало. Это Духовные дети мои, мой дом — Камчатка. "Где сокровище ваше; там и сердце ваше." Прилеплен к месту, и атмосфера тут духовная.

Мэрика: Возрос ли интерес к Церкви в России повсеместно? Что происходит в других приходах России?

Отец Ярослав: Интерес к Церкви на Камчатке больше, от ничего — к столько! Но тем не менее, возрождение Православия ощутимо повсеместно, не заметить нельзя. Маленькие прежде приходы стали многотысячными. Самым примечательным явлением можно считать строительство Храма Христа Спасителя в Москве на месте прежнего, разрушенного старым политическим строем. Церкви возвращаются, ранее отобранные монастыри, разрушенные храмы. В восстановлении и реставрации храмов и монастырей процент помощи от богатых спонсоров очень мал. В основном помогают прихожане, всем миром строят, каждый посильной лептой участвуя. От этого и жизнь меняется, и душа каждого.

Мэрика: Как, по-Вашему, может повлиять Духовное Возрождение России на весь остальной мир?

Отец Ярослав: Россия нелегко, но духовно возрождается. Вместе с перестройкой открылись все двери и окна в остальной мир. При всём добром, есть и очень много горьких плевел — чуждая русской душе пропаганда насилия, боевики и доступность всего плохого, конечно, на русских людей пытается воздействовать. Задача Церкви — определить, что есть Благо и что есть Зло. На человека разом хлынул огромный поток информации, и эта воля, свобода, предполагающая также и свободу выбора, требует большой ответственности Души. Также как маленький ребёнок, видя на кухне спички, нож, конфеты — не осознаёт опасности того; что привлекает его любопытство, так и тут человека надо воспитывать и всё ему объяснять, всё называть своими именами. В странах Запада и в США, пожалуй, человек понимает свободу иначе; русский же склонен порой воспринимать свободу как вседозволенность. Однако, русская душа уникальна и за ней есть большое будущее. Русскому присуще отсутствие прагматизма; интуитивное отношение к событиям; отсутствие скупости во всех проявлениях, щедрость, открытость, не двуличие, нет в нём бытовой жёсткости. Жизнь вне России, безусловно, обусловливает иное отношение и подход. Я думаю, что при усилении взаимоотношений с другими странами, забота, доброта во взаимоотношениях, терпеливость, бесконечная выносливость и сострадание, присущие русской душе, несомненно, окажут положительное влияние на людей других народностей. Ведь кто много страдал, тот глубоко чувствует. Всяк своим хорош, но, конечно, оттенок особый в русской душе есть.

Мэрика: Однажды, ещё во времена Союза, я получила краткое, но очень ёмкое по Содержанию, напутствие от монашествующего отца Владимира. Вот уже 20 лет я пытаюсь приблизиться исполнением и осмыслить до самой глубины суть двух простых слов, сказанных мудрым монахом. Он сказал: "Всегда Радуйся!" Как Вы считаете, это черта, присущая Православию вообще? Я чувствую, какой это огромный духовный труд — всегда находить Радость и уметь этим Даром делиться с другими. Как Вы прокомментируете эти слова через призму Вашего духовного Пути и Опыта?

Что бы Вы хотели сказать, пожелать широкому кругу читателей нашего журнала?

Отец Ярослав: Это действительно так: христианин должен всегда радоваться.

Утро наступило, пришел вечер, идет дождь, светит Солнце — благодари Бога. Это великая милость к нам: благоразумно наслаждаться жизнью и лицезреть красоту окружающего мира. Мы должны не эгоистически наслаждаться радостью бытия, но всё и всех вокруг себя "заряжать" этим благодатным теплом духовной радости. И как продолжение этой темы мне бы хотелось сказать несколько слов читателем журнала.

Все мы с вами братья и сестры, дети Одного Творца, живём в одной семье. Осознаём ли мы это? Думаем ли мы и заботимся о своём внутреннем мире, о своей Душе? Или мы только услаждаем себя земными благами? Если в Душе нет мира с самим собой, с окружающими, то это тревожный звонок. Необходимо внутренне встряхнуть себя, опомниться. Ничто: территориальное расположение, богатство, различие веры, цвет кожи, разрез глаз — не даёт нам право превосходства и исключительности. Все мы — Творение Божие. Господь призвал нас не для вражды, а для любви и жертвенной взаимопомощи. Необходимо измениться каждому из нас, тогда и вокруг нас изменится многое.

Господь да благословит нас!

С наилучшими пожеланиями,
протоиерей Ярослав Левко


Главная страница

Карта сайта

Индекс выпусков на русском языке

Индекс статей
этого выпуска

Письма от Друнвало

Если вы действительно хотите Знать.