Внутреннее Садоводство: взращивание своего «Я»

Мэрилин Рэндс беседует с Дориан Хант

Цветок Жизни

Быть Лёгким

Для нашей сотрудницы Мэрилин Рэндс, знакомой с Внутренним садоводством «из первых рук», Дориан Хант является примером тех редких учителей, которые помогают людям относиться к самим себе и к своей жизни легко и с юмором.

В конце этой статьи вы найдёте очаровательное поэтическое описание Деброй Блум её опыта видения своей жизни как сада.

Мне довелось дважды – с разрывом около пятнадцати лет – присутствовать на занятиях по Внутреннему Садоводству, которые вела Дориан Хант. И если не считать семинара «Цветок Жизни», я думаю, из всего, что я делаю, Внутреннее Садоводство Дориан оказало самое большое влияние на мою внутреннюю жизнь.

Хорошо известно, что воображение и метафора представляют собой мощные инструменты личного роста и трансформации («лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать»). В учении Дориан метафора садоводства позволяет очень хорошо увидеть процесс внутреннего роста и трансформации.

Но самое главное – то, что система Дориан легка и забавна. Она генерирует по-детски непосредственный, весёлый дух приключений, так легко и естественно приводящий к Лёгкости Сердца.

Мэрилин: Как вы пришли к этим семинарам по Внутреннему Садоводству и к использованию этой метафоры в вашей консультационной и другой работе?

Дориан: Я разработала семинар по Внутреннему Садоводству в 1982 году в качестве дипломной работы на степень магистра холистического образования и консультирования в Ньютоне, штат Массачусетс. В то время была популярна книга Тимоти Голлуэя «Внутренняя игра в теннис» (The Inner Game of Tennis), которая способствовала возникновению других «внутренних» игр.

Я любила садоводство и любила метафоры, поэтому и назвала свой курс Внутренним Садоводством. А затем обратная связь с участниками семинаров годами подтверждала силу этого постепенного процесса самораскрытия и роста.

Многие проходили этот курс по четыре раза и всякий раз обнаруживали что-то новое, что можно посеять и вырастить. Я горжусь тем, что провожу этот семинар, и наслаждаюсь, глядя на то, как расцветают его участники.

Мэрилин: Как вы вышли на такую метафору, как садоводство?

Дориан: Это получилось само собой, потому что это то, чем я люблю заниматься. Я поняла, что садоводство – это не только выращивание чего-то в грунте. Это также процесс развития, это красота, изобилие, это воспитание. Если этому ничто не мешает, сад развивается естественным образом, шаг за шагом. Подобным образом развиваются и изменяются на протяжении жизни наши тела, эмоции и наше духовное понимание. Поэтому садоводство – прекрасная метафора для плавного, постепенного процесса естественного развития и трансформации.

Кроме того, метафора садоводства имеет отношение к смерти. Для нас, пожалуй, больше всего трудностей представляет всё то, что мешает нам, то, что умирает или приводит к концу. А в саду постоянно происходит множество мини-смертей. Метафора сада поэтому подразумевает необходимость отказа от того, что было, чтобы освободить место тому, что будет.

Семя умирает, чтобы породить росток. Цветок умирает, чтобы породить плод. Плод умирает, чтобы дать новое семя.

Метафора садоводства помогает также снизить наше сопротивление необходимости увидеть то, что есть. Отношение к жизни как к саду помогает облегчить наши страхи. Мы смотрим на процессы, происходящие как бы «вне нас» (в саду), а это совсем не страшно. И только после этого мы пытаемся применить увиденное в этом саду к себе. Так легче освободиться от того, что нам мешает. Это весёлый и интересный способ решения проблем.

Мэрилин: Не могли бы вы привести пример?

Дориан: Я помню одну группу, в которой я попросила каждого студента нарисовать дерево и дом. Дом, конечно, представляет собственное «Я». Дерево же символизирует энергию, питающую вашу жизнь.

Одна девушка нарисовала дерево таким, что за ним почти не было видно дома. В то время у неё завязались новые отношения, и она была полностью поглощена этим процессом. Когда она, благодаря нарисованной ею картинке, осознала это, то смогла увидеть, насколько она начинает зависеть от своего нового партнёра. Эта картинка и тот факт, что она нарисовала её сама позволили ей изменить эту ситуацию.

В начале семинара каждый из нас рисует дерево или цветок, чтобы представить, как он воспринимает себя в этот момент. Одна из участниц нарисовала голое сучковатое дерево, согнувшееся над океаном. Она чувствовала себя одинокой. Но в то же время она чувствовала, что цепко держится корнями за землю. Она видела свою силу.

Другая нарисовала карликовое деревце. Она страдала от того, что на неё возлагают слишком много надежд. Она останавливала собственный рост, чтобы быть «хорошей» для других.

Это очень сильные образы, и их смысл надо исследовать осторожно, даже в группе.

Мэрилин: Вы используете на своих семинарах множество самых разных техник, чтобы дать возможность участникам расслабиться и установить контакт со своим детским «Я». Многие из этих техник напоминают игру. Почему вы уделяете столько внимания игре?

Дориан: Когда мы играем, мы полностью находимся в настоящем моменте. Мы отпускаем критический, оценивающий ум и обретаем способность вновь установить связь с воображением ребёнка. Именно детский ум обеспечивает нам доступ к нашим творческим способностям и интуиции. Он помогает нам освободиться от блоков, которые мы накопили на протяжении всей нашей взрослой жизни.

Кроме того, веселье – это веселье! Именно оно помогает нам войти в энергию сердца.

Мэрилин: Я никогда не встречала человека, который бы наслаждался игрой так, как вы. Как вам удаётся сохранять этот игривый дух?

Дориан: Я действительно забавляюсь, как ребёнок. Игра – естественное состояние ребёнка, именно так мы обучаемся. Потом нас учат быть серьёзными, и мы «перекрываем» в себе внутреннюю радость и ощущение игры.

Подобно большинству из нас, я, пока росла, создала для себя много внутренних блоков. Мне пришлось заново учиться играть. Мне в этом помогла йога, «свободные танцы», способность прислушиваться к своему сердцу – и пребывание среди детей.

Моя мама до сих пор оказывает на меня большое влияние. У меня есть её фотографии, сделанные прошлым летом, в день её девяностолетия, на которых она крутит хула-хуп! Она научила меня следовать течению жизни и, самое главное, смеяться.

Мэрилин: Что вы можете посоветовать тем, кому трудно расслабиться и предаться игре?

Дориан: Прежде всего, это должно стать вашим приоритетом. Вы должны дать себе разрешение что-то делать просто ради забавы.

Потом научитесь находить во всём, что бы вы ни делали, что-то такое, что доставит вам удовольствие. Используйте все свои органы чувств. Наслаждайтесь цветом морковки, которую вы чистите. Наблюдайте за игрой теней на стене. Перебирайте чётки или камешки или опустите руку в проточную воду. Прочувствуйте возникающие ощущения и прислушайтесь к звукам.

Возьмите за правило доставлять себе радость. Делайте глупости, чтобы заставить себя смеяться. Или просто смейтесь без причины! Попробуйте, и вы увидите, что это возможно: вы сможете смеяться до тех пор, пока смех станет неуправляемым. Если вы будете делать это каждый день, то быстро почувствуете в себе новую лёгкость!

Наблюдайте за игрой детей и старайтесь подражать им. Поиграйте с детскими игрушками. При этом лучше расположиться на полу. Это поможет вам вспомнить, как вы были ребёнком. Вы почувствуете лёгкость в сердце и поймёте, как вам нравится смеяться.

Очень хорошо также опуститься на пол и поиграть с любимым животным. Животные помогают обнаружить нашу весёлую сторону, когда мы полностью раскрепощены. Вы даже можете сами притвориться кошкой или собакой.

Позвольте себе заново пробудить свою любознательность и любовь к приключениям. Используйте воображение – а затем делайте то, что оно вам подскажет. Вы обнаружите, что в вас по-прежнему живёт ребёнок, который любит веселиться.

Мэрилин: Во время занятий, которые вы вели, мы очень много работали с воображением. Я помню управляемую медитацию на субличностях – она долгие годы не выходила у меня из головы.

Дориан: Мне очень приятно, что вы её не забыли. Расскажите мне, что именно вы помните.

Мэрилин: Я уже не помню, что именно вы говорили, но в моей медитации был красивый красный кабриолет, полный каких-то персонажей. Вы сказали, что всё это – мои субличности. Одной из них была девочка из «Алисы в стране чудес», очень чистенькая и аккуратная, с идеально уложенными светлыми волосами. Это было моё ханжеское «я», которое пыталось «оставаться чистым», – но внутренне очень любопытное.

Затем там был сердитый парень, напоминающий эльфа. Это было моё «я», мучимое сомнениями.

Было несколько других. Сейчас я уже не помню всех. Вы попросили нас дать каждому из них имя.

Затем вы попросили нас подняться на вершину высокой горы, захватив с собой одну из своих субличностей. Я выбрала мучимого сомнениями эльфа, дав ему имя Мо.

На всём пути к вершине Мо хныкал, выражал недовольство и то и дело просил меня быть осторожной. Он мне бесконечно надоел. Я продолжала его игнорировать, и, наконец, он замолчал.

Когда мы достигли вершины горы и окинули взглядом долину, я поняла, что я – гигантский подсолнух. Мне стало ясно, что моё беспокойство мешает мне подняться в полный рост, во всей красе этого прекрасного цветка. Затем я осознала, какие огромные возможности появятся у меня, если я перестану обо всём беспокоиться. Я поняла, как много сможет сделать моё воображение, когда я удалю этот блок.

Дориан: Я это помню. Вы действительно к концу семинара обрели свою силу.

Мэрилин: Да. Это было очень сильное переживание. Я и сейчас всякий раз, когда у меня что-то не ладится, возвращаюсь к образам внутреннего садоводства.

Я никогда не забуду, как вы заставляли нас протискиваться сквозь пол, подобно червям под землёй! Сначала мне это показалось невероятно глупым, но вскоре я вошла в образ и просто смеялась.

В другой раз вы заставили нас танцевать со струящимися разноцветными шифоновыми шарфами, чтобы продемонстрировать красоту цветущего сада.

Дориан: Танец с шарфом – это ещё одна разновидность игры. Игры не всегда должны быть похожи на игры детей. Мы можем продолжать играть, даже став взрослыми. Мы можем притвориться прекрасными танцорами. Мы можем притвориться великолепными стрекозами, резвящимися над водой. Разыгрывая разные роли, мы играем, и это может принести нам ощущение счастья.

Воображение и внушение – два самых мощных инструмента роста. На семинарах по Внутреннему Садоводству я помогаю людям расслабиться, а затем отправиться в путешествие в царство собственного воображения.

Образы, создаваемые воображением, приходят из правого полушария мозга и содержат мощные послания. Уже тот факт, что те образы, которые пришли к вам во время семинара, живы до сих пор, говорит о силе этого процесса и о вашей готовности работать с ними.

Многие выполняют эти упражнения и находят их интересными, но потом забывают о них. Мы должны открыться приходящим образам и позволить им говорить с нами, а затем использовать информацию, которую мы получили. Этому может помочь ведение дневника. Во время занятий я рекомендую людям записывать то, что они ощущают.

Во Внутреннем Садоводстве я использую самую первую визуализацию, которую мне удалось осуществить при помощи моего учителя. «Если бы ты была овощем, цветком или деревом, – спросила она, – какое растение ты бы выбрала?» При этом она объяснила, что этот образ должен быть создан нашим воображением – но мы не должны его «придумывать».

Перед моими глазами возник одуванчик. Сначала я была разочарована. Но затем, описывая одуванчик, я ясно увидела себя. Это было глубокое прозрение. Одуванчик разбрасывает свои семена повсюду. Этот образ помог мне понять, чем я должна заниматься. Я тоже сею семена. Я до сих пор рада, что я – одуванчик, хотя бывали времена, когда мне хотелось быть розой.

Мэрилин: Спасибо, Дориан. Что ещё вы хотели бы сказать нашим читателям?

Дориан: Мне хотелось бы, чтобы такого рода семинары проводились для различных групп – подростков, семейных пар, женщин, у которых есть маленькие дети, пожилых людей... Хочется надеяться, что все мы станем внутренними садоводами. И если каждый из нас будет сознательно работать над своим внутренним садом, мы создадим мир, где будет больше любви и покоя.


Внутреннее Садоводство.
Размышления

В тиши я слышу собственный голос. Когда я спокойна, я вижу собственное лицо. В святилище моего внутреннего сада я ощущаю своё сердце.

В моём внутреннем саду воздух наполнен сладкими ароматами моих побед и свершений. Мои глаза ослеплены пышным расцветом отношений и связей, которые дали мне силу и радость. Я бреду по плодородной почве – тёмной, влажной и тучной, – готовой дать новую жизнь.

Но и здесь есть камни и неподатливые корни. Ветры угрожают нежным цветам. Есть сорняки, с которыми нужно бороться. Их рост питают моё нетерпение и неуверенность в себе, мой гнев толкает меня в их царство, моя грусть заставляет меня отступать перед их быстрым распространением.

Хотя я умею делать всё, что должен делать садовод, – обрабатывать почву, выпалывать сорняки и собирать урожай, – иногда мне приходится прилагать немалые усилия, поскольку у меня нет соответствующих инструментов. Или я всё ещё продолжаю учиться тому, как обращаться с этими инструментами с уверенностью и изяществом?

Я возвожу каменные стены, а потом, когда спотыкаюсь и падаю, наткнувшиь на каменный участок земли, снова сношу их. Я пою, увидев ростки. Когда же они наконец вырастут? Бывают дни, когда поставленные в саду пугала так хорошо выполняют свою работу, что я не без колебаний прохожу через собственную калитку! И как так получилось, что все эти пугала выглядят чуточку похожими на меня?

Я учусь принимать как дар все плоды, взращенные моими мыслями, моими словами, моими желаниями – и моими страхами. Я должна принять все эти плоды – и цветы, и сорняки, – потому что все они уходят корнями в моё сердце. Я вскормила и мечты и сомнения. Я возвела стены и проложила хорошо протоптанные тропы.

И, как садовод этого самого любимого места, этого внутреннего сада, я учусь брать на себя ответственность за его состояние и решать, как выбрать растения, чтобы засадить его по-другому. Возможно, я изменю его форму и внешний вид. Возможно, я просто посвящу себя тому, чтобы лучше заботиться о нём.

Чему я ещё учусь в своём саду, так это умению быть великодушной по отношению к себе и ценить гармонию своего личного роста. Подражая садоводу, который не может уговорить растение расцвести раньше срока или стать не тем, что так полно и совершенно заложено в его семени, я учусь каждый день тянуться чуть ближе к солнечному свету и уходить корнями чуть глубже в землю, зная, что со временем я расцвету во всём своём великолепии, превратившись в прекрасный лепесток.

Дебра Блум

Дориан ХантДориан Хант – дипломированный учитель и консультант по холистическому подходу к жизни с тридцатилетним опытом преподавания йоги и ведения семинаров по личностному и духовному росту.

Дориан также проводит частные сеансы тайского массажа, кинезиологии, работы с энергией и духовного прорицания, и всё это в рамках Внутреннего Садоводства – ускорения личностного и духовного роста.

Под именем Энн Дориан Брайс Хант она является автором книги «Бросить жребий: Оракул Святого Духа» (Casting LOTS: An Oracle of the Holy Spirit). С Дориан можно связаться по электронной почте: InnerGardeningATaol.com


Главная страница

Карта сайта

Индекс выпусков на русском языке

Индекс статей
этого выпуска

Письма от Друнвало

Если вы действительно хотите Знать.