Алтарная ткань в Кохунличе

Начало Конца Времён

Часть 5

Цветок Жизни

Письма
от Друнвало


Энергия в Тулуме так возросла, что все мы знали, что наше путешествие и дальше будет разворачиваться чудесным образом независимо от нас. Лишь Мать Земля и древние майя знали, что должно произойти и куда это всё ведёт.

Именно об этом современные майя сказали потом всем нам. В августе 2003 года, они иносказательно поведали нам, что к 15 декабря 2003 года мы войдём в новый мир. И что в этом промежутке времени повсюду вокруг нас возможно будет хаос.

Я сознаю, что наше путешествие на Землю майя продемонстрировало какого рода изменения ожидают всех нас. Ибо воистину наш мир является сном, и его природа становится всё более очевидной.

Фактически, Сновидящий вот-вот проснётся! И, что ещё более важно, — сам сон теперь может быть изменён.

После 8 ноября 2003 года, когда произойдёт полное лунное затмение, и будет иметь место Большой Секстиль планет — астрологическое событие, названное Гармоническим Согласием, мы все вскоре осознаем, что сон на самом деле является «лишь светом и намерением». Это моё убеждение. Портал в Четвёртое Измерение начнёт широко открываться.

Что это означает? Это означает, что мы находимся вне времени. Теперь мы реально должны взять ответственность за свои мысли, чувства и эмоции. Ибо каждый из нас Сновидящий. И то, что мы сновидим, станет реальностью в этом мире.

Внутренние Миры и Внешние Миры начнут сливаться Воедино. В это верят не только майя, но и многие другие группы, а также предсказатели. И создавая это Единство, мы должны сначала сжечь остатки двойственности, негативность, с которой мы так долго жили.

И соответственно, следующая фаза нашего Священного Путешествия по Земле майя является, очевидно, примером подготовки, которую все мы сейчас проходим. За два дня путешествия из Тулума в Паленке мы все прошли через ряд связанных между собой переживаний и церемоний, которые, видимо, предназначались для того, чтобы перенести нас всех на следующий уровень бытия.

Как мы поняли, главный аспект полярного сознания в нашей эволюции был представлен двойственностью мужского и женского начала. И поэтому естественно, что, исцеляя этот аспект, наша группа стала одним целым.

Как и все церемонии посвящения, наша церемония началась с очищения. А закончилась она освобождением от негативной стороны женской энергии, которая во все века была столь очевидной.

Когда мы вышли из заключительной церемонии объединения в Чиканне, ставшей для многих кульминацией нашего путешествия, мы воистину были готовы взять на себя ответственность за помощь миру в интеграции всех аспектов двойственности и войти в Единство.

Лагуна Бакалар

Покинув Тулум, мы отправились в Паленке, на несколько сотен миль к юго-востоку от нашего исключительно гостеприимного отеля. За два дня пути нам предстояло посетить несколько значительных мест. В одном из них, под названием Кохунлич (Kohunlich), в продолжение моего предыдущего путешествия с Кеном Пэйджем нам нужно было заложить кристалл. В других, не менее значимых местах, нам нужно было провести мощные церемонии, чтобы вывести себя из двойственности мужского и женского аспектов прошлых тысячелетий и подготовиться к работе более высокого уровня, которая нам ещё предстояла в Паленке.

Подготовка очищением для этих церемоний началась для нас на следующий день после Тулума у большого прекрасного сенота под названием Лагуна Бакалар. Благодаря своим переменчивым краскам, он известен как «Семицветная Лагуна». Выехали мы туда рано утром, а добрались сразу после полудня.

Лагуна Бакалар известна своими очистительными, уравновешивающими и заземляющими свойствами, а это как раз то, что нам было необходимо, чтобы подготовиться к предстоящему.

То, что произошло в этом сеноте, по-видимому, произвело на разных людей совершенно разные впечатления. На берегу лагуны был ресторан, где подавались омары и другие замечательные морские деликатесы, которыми мы все насладились. Но после еды, люди разбрелись в совсем разных направлениях. Игра в Лагуне

Некоторые просто сидели у лагуны в медитации. Другие пошли поплавать (и судя по звукам, доносившимся с воды, они плескались и хохотали, оживляя, как я думаю, радостные детские воспоминания о лете).

Самому мне не удалось окунуться. Вместо этого, пока мы были в лагуне, меня пригласили провести освобождение от сущности — исцеление, подобное тому, которое мы произвели с женщиной в Чичен Ице. Этот случай был не таким напряжённым, но я понял, что негативная энергия, с которой мы имели дело в этом путешествии, всё ещё нуждается в нашем внимании, прежде чем мы как группа сможем войти в Свет.

В этой Голубой Лагуне мы столкнулись также с трагедией, хотя слава Богу, не нашей. Ибо как раз, когда мы ели, плавали, исцелялись и играли, один мужчина, проводник другой группы, по-видимому избрал Лагуну Бакалар местом для прыжка в Высшие Сферы. Его друзья видели, как он плавал на середине этого огромного прекрасного озера. А когда они посмотрели туда в следующий раз, его не было. К моменту нашего отъезда прошло более часа с тех пор, как он исчез.

Мы не могли остаться, поэтому не знали, чем всё кончилось. Хорошо поевшие, счастливые, но слегка задумчивые из-за случившегося, мы сели в автобус и поехали в отель в Четумале (Chetumal), столице Квинтана Ру, всего в нескольких милях к северу от границы с государством Белиз.

Кохунлич — Третий Глаз

На следующее утро мы поехали в Кохунлич — место чакры Третьего Глаза, где нам предстояло завершить церемонию с кристаллом, которую я с Кеном начал много лет назад.

Кохунлич, 1985 год: Когда восемнадцать лет назад мы с Кеном впервые попытались добраться до Кохунлича в Квинтана Ру, мы столкнулись с «природой Сна», о которой я говорил во введении к этому письму.

Точно так же, как наша группа этой весной, мы с Кеном провела ночь в Четумале. Затем рано утром следующего дня, нетерпеливо запрыгнув во взятую напрокат машину, возбуждённые, словно малые дети, мы приготовились ещё раз следовать указаниям Тота.

Жители Четумала дали нам карту, на которой чётко показано, как добираться до Кохунлича. Они сказали нам, что это место было только что открыто, и пока была раскопана только одна главная пирамида.

В считанные минуты мы «отправились к волшебнику».

Отчаянные поиски Кохунлича

Сама карта и указания выглядели довольно простыми, поэтому мы не очень-то над ними размышляли. Но когда мы прибыли на место, где согласно карте должен быть Кохунлич, его там не оказалось. В том месте не было ничего, даже отдалённо напоминавшего Кохунлич.

Не зная что делать, мы отправились назад в город, предполагая, что те, кто выпустил карту, могли ошибиться, и пытаясь понять, кто бы мог знать, где находится Кохунлич.

При въезде в Четумал, мы увидели шедшего по улице человека, похожего на официального представителя власти. Мы подъехали к тротуару поговорить с ним и показали ему карту. «Нет, нет, — сказал он, — Кохунлич не там. Здесь ошибка. Я возил туда раньше своих детей, и точно знаю, где он находится». Он показал нам место его нахождения на карте, и рассказал, как туда добраться.

Мы поблагодарили этого человека и немедленно отправились туда, чувствуя себя слегка разочарованными, что потеряли так много времени. В пути мы подшучивали над составителями карты, поскольку место, куда нам теперь следовало ехать согласно указаниям, не находилось даже рядом с отмеченным на карте.

Но когда мы прибыли на место, куда нам было сказано ехать, Кохунлич там тоже не оказалось.

Теперь мы на самом деле немного расстроились. Дважды мы потратили более чем по часу в поисках этого места, но всё понапрасну.

На обратном пути в Четумал мы решили, что больше не допустим ничего подобного. Мы очень тщательно продумали, кто может знать местоположение Кохунлича, и решили найти водителя такси. Водителям такси, рассуждали мы, приходилось возить людей до этого места, поэтому они наверняка знают, где оно находится. Поэтому, когда мы въехали в город, то нашли такси и попросили водителя рассказать нам, как добраться до Кохунлича.

Этот парень сказал: «Ах да, я знаю, где это. Я вожу туда людей всё время. Дайте-ка мне вашу карту, я вам покажу». Он посмотрел на карту, рассмеялся, увидев те два места, куда мы уже съездили. «Боже, так ошибиться. Здесь! Вот где это расположено. В этом я уверен». Он даже прямо на карте нарисовал нам маршрут, как туда добраться.

Мы поблагодарили его, дали на чай, и уехали, уверенные, что наконец-то мы доберёмся до Кохунлича.

Но де жа вю (ощущение, что подобное уже происходило с вами в прошлом — прим. ред.) настигло нас снова. Уже в третий раз. До сих пор каждая наша попытка оканчивалась неудачей, Кохунлич избегал встречи с нами. Я по-настоящему задавался вопросом, а существует ли Кохунлич вообще.

И поэтому, чувствуя, что снова потерпели поражение, мы съехали на обочину, заглушили мотор, откинулись и просто стали смотреть на джунгли. Что ещё делать, мы не знали.

Через некоторое время Кен прервал мрачную тишину. «Друнвало, — сказал он, — этот храм соответствует Третьему Глазу, правильно?»

«Да».

Он смотрел прямо на меня. «Может, только так его и можно найти».

«Ч… что ты имеешь в виду», — сказал я, заикаясь.

«Может, нам нужно использовать свой Третий Глаз и психические способности, чтобы найти это место? Может, Тот испытывает нас таким образом? Наверное, нам нужно использовать свои способности видеть и чувствовать на расстоянии».

В этом путешествии я ещё не думал в таком направлении, и никогда ещё в своей жизни я не слышал, чтобы Кен так говорил. Но, безусловно, в этом был смысл, и я чувствовал, что он прав. «Хорошо, давай так и сделаем. Что ты предлагаешь?»

Он ответил: «Используй свои психические способности, чтобы найти Кохунлич. А я поведу машину».

«Вот здорово, благодарю тебя, Кен».

Ну вот, я закрыл глаза и обратился внутрь, задавшись вопросом, где находится Кохунлич, а через несколько мгновений я снова открыл глаза. По моему мнению, то, что произошло дальше, больше чем какое либо другое отдельное событие повлияло на то, что Кен открылся тонким мирам и высшим возможностям.

Я велел Кену развернуться и ехать назад другим путём. Проехав несколько миль, я почувствовал энергию Кохунлича в другом направлении, и указал на дорогу, куда, как я думал, следовало повернуть. К тому времени мы оба понятия не имели, где мы находились. Но Кен повиновался без возражений.

Таким образом мы проехали около 140 км, наверное, часа за полтора. Хотя мы совсем заблудились, но каждый раз, когда мы подъезжали к выглядевшему подходящим перекрёстку, я обращался внутрь и принимал решение.

И тогда это произошло. Мы двигались сквозь заросли джунглей по небольшой грязной дороге в полной глуши, когда появился крошечный дорожный указатель «Кохунлич». И на нём была маленькая стрелка, указывающая направление.

Кен так разволновался, я думал с ним сейчас случится сердечный приступ. В тот момент он точно видел, что человеческий дух действительно способен познавать, черпая из неизвестного. Этот наглядный опыт не оставил места сомнениям. Что касается меня, то я оценил ту мудрость, направлявшую события этого дня. Для Кена же это перевернуло всю его жизнь. Этот момент изменил его навсегда.

Греческие Руины в джунглях Юкатана? Маска Солнца в Кохунличе

Кохунлич был красивым местом, скрытым в чаще джунглей, где водная гладь прудов была покрыта плавающими цветами лотосов. И там, увидев ещё не раскопанную до конца пирамиду, в то время единственную, мы увидели ещё одно доказательство предвидения Тота.

Я говорил, что это место, по словам Тота, соответствовало шестой чакре, Третьему Глазу. Но до сих пор ни что не говорило о том, что это было известно древним или современным майя. И всё же на фронтоне этой раскопанной пирамиды мы нашли барельеф, изображавший великое множество лиц. Высотою более 180 см, они походили на древних правителей майя, по крайней мере, так я тогда думал. А в центре лба каждого из этих лиц, точно на месте Третьего Глаза, находилась круглая выпуклая точка — совсем как изображают Третий Глаз в современной Индии.

Когда Кен такое увидел, это послужило толчком для его дальнейшей трансформации, которая стала очевидной во время последующих событий в этот странный день.

Взволнованные, мы достали свой маятник и стали искать «подходящее» место, где следовало поместить кристалл. Мы были в приподнятом настроении, но оказалось, что энергия этого места была ещё выше, интенсивнее, чем даже та, с которой мы встретились в Тулуме.

После нескольких часов поисков мы сели на ступени небольшого храма и попросту сдались. Мы понятия не имели, что делать дальше.

Но несколько мгновений спустя Кен, только что обретший веру и доверие, сказал: «Послушай, Друнвало, мы нашли это место, используя свои психические способности, может, нам не следует использовать здесь внешний маятник. Может, нам следует обратиться внутрь себя и найти ответ там».

Я знал, что он был прав, и ожидал, что он скажет, что это должен сделать я. Но случилось иначе. Вместо этого он сам обратился внутрь себя, чтобы найти ответ. И, должен признаться, я в этот момент самую малость ощутил отцовскую гордость (хотя на самом деле я прихожусь Кену дядей).

Минут, наверное, через двадцать Кен вышел из медитации и сказал: «Я точно знаю, что мы ищем». Он нарисовал треугольную яму в земле, круг и дерево. «Дерево находится в вершине этой большой треугольной ямы. А эта маленькая ямка находится точно между большой ямой и деревом. И в эту маленькую ямку мы должны поместить кристалл».

Это была очень конкретная информация, и я воспринял её всерьёз. Потом, конечно, он посмотрел на меня и сказал: «Хорошо, теперь ты ищи её».

Я не возражал.

Я опять закрыл глаза, почувствовал, где находится эта яма, и указал на джунгли: «Там».

Вы должны понимать, что в этом районе Мексики находятся настоящие джунгли. По крайней мере, в то время в этом месте небо было едва видно, и не было никаких тропинок. Поэтому мы просто пошли в том направлении, которое мне показалось правильным, ступая по всему, что было на нашем пути.

Мы прошли километра полтора, когда вдруг я почувствовал что-то справа от себя. Я остановился и закрыл глаза, чтобы почувствовать, что это было. Я ощутил, что меня тянет в направлении узкой лощины, ограниченной двумя небольшими холмами, покрытыми деревьями и низким кустарником.

Мы направились в эту лощину. И на полпути между холмами столкнулись с чем-то настолько странным, что и сейчас, когда я вспоминаю, это кажется невозможным. Там на холме справа от нас была полированная мраморная лестница! Она была вырезана прямо в холме. Около сотни ступеней, уходящих к самой вершине. И они выглядели абсолютно новыми. Кроме того, лестница была не похожа на майянскую. Может, греческая? Она была гладкой. Мрамор был бронзово-кремового цвета. В довершении ко всему, там были ещё и перила до самого верха! Откуда здесь, посреди джунглей, могла взяться эта лестница?

Это был настолько «сюрреалистично», что мы с Кеном совершенно забыли о той особой яме в земле, которую мы искали. Единственное, что мы были в состоянии сделать, это подняться по ступеням, чтобы посмотреть, куда они ведут.

А там, на вершине этой лестницы посреди джунглей, мы нашли платформу, с которой было видно всё до самого горизонта. Эта платформа была сделана из того же прекрасного мрамора, и на ней по кругу были расположены греческие скамьи. Даже на сантиметр дальше за этой лестницей и платформой нигде не было видно больше ничего, кроме густых зарослей джунглей.

Мы не проронили ни слова. Это было так сверхъестественно.

Но тут мы вдруг вспомнили о яме, которую искали и почувствовали поблизости её энергию.

Я взглянул на Кена и указал вдаль за вершину холма. «Это там!»

Итак, мы вернулись к нашим поискам, будто не было никакого «миража» лестницы и побрели в джунгли в указанном мной направлении. Сердца наши учащённо бились.

И мы нашли. Это была большая яма, точно такая, какую Кен видел внутренним взором. И пока мы оба стояли на краю, глядя вниз, я знал, что Кен достиг совершеннолетия. Он нашёл её. Не я. Это было здорово. В точности так, как он видел, там было небольшое дерево. А подойдя к этому дереву, я увидел в земле маленькую ямку, прямо как он сказал. Вне всякого сомнения, кристалл надо было положить в эту маленькую ямку.

Мы произнесли над кристаллом молитвы. Мы молились о людях народа майя, о древних и живущих сегодня, чтобы они вспомнили, кто они есть. Мы молились также об приведении в равновесие женского начала в Сети Единства над Землёй. Потом я бросил кристалл в ямку. Я слышал, как он отскочил один раз, а потом почувствовал, как кристалл очень долго падал в Землю. Я знал, наши молитвы сбудутся.

Почувствовав, что в этом месте наша миссия завершена, мы с Кеном сели, скрестив ноги, на широком краю треугольной ямы и стали вместе медитировать. Примерно через полчаса я вышел из медитации и встал. Кен всё ещё был в медитации. Я отошёл к краю холма и впервые увидел «где» же мы оказались. С этого удобного для обзора места, было ясно, что холм где я стою, в действительности является древней пирамидой. Она была покрыта землёй, на которой выросли джунгли.

В этот момент всё стало ясным.

Снова 2003 год

Когда наша группа прибыла в Кохунлич, ожили мои воспоминания о нашем с Кеном путешествии. Вопросы проносились у меня в голове. Будет ли всё так же, как тогда? Там ли всё ещё лестница и треугольная яма? Я ещё не рассказывал группе о событиях того путешествия. Друнвало в Кохунличе

Начали мы с того, что пошли к основной пирамиде — той, у которой почти двухметровые грани. В этот момент мы были просто туристами, которые осматривали и пытались почувствовать энергии этого сакрального места. Потом я рассказал всем историю о той маленькой ямке. И в конце концов, мы отправились на поиски мраморной лестницы.

Но Кохунлич изменился, и по некоторым причинам помещать новый кристалл в то же самое место, что и в прошлый раз, не предполагалось. Там теперь повсюду были тропы и самые разнообразные карты. Мы какое-то время шли в одном направлении, потом возвращались и пробовали другое.

Наконец мы вышли к древней широкой, каменной лестнице, построенной на довольно крутом холме. Но эти ступени ни в какое сравнение не шли с мраморными, которые я нашёл раньше, — а может, они и в самом деле были сном? — но это место звало меня. Мы все чувствовали, как нас тянет к чему-то, что находится на верху лестницы. Поэтому я знал, что нашу церемонию мы проведём там.

Когда мы поднялись наверх, я увидел, что это была не пирамида и не священное здание — скорее, этот район был местом, где жили древние майя. Там повсюду были крохотные комнатки, очень красиво расположенные с широко открытыми внутренними дворами, где люди могли собираться. Это место выглядело идеальным для того, зачем мы сюда пришли.

Поэтому я отказался от идеи с пирамидой и треугольной ямой, и нашёл идеальное для нас место под деревьями, которые давали тень, защищая нас от палящего Солнца. Мы расстелили на земле «Полотно Солнца», выбрали центральную точку, и наш алтарь начал формироваться по мере того, как люди выкладывали на него кристаллы и священные для них предметы. Это было то же самое полотно, которое мы использовали в Тулуме.

Группа образовала круг вокруг алтаря, и опять были выбраны четверо — двое мужчин и двое женщин, — чтобы обозначить четыре направления.

Как и в Тулуме, из земли прямо передо мной появился главный майянский жрец, воздев руки к небу, он поместил четверых своих людей за нашими хранителями четырёх направлений. И тогда множество индейцев майя стали выходить из-под земли, образуя круг немного шире нашего. Сначала появились только их головы, поднимаясь спиралью вокруг нашего круга. Потом из Матери Земли начали медленно появляться их тела и они продолжали двигаться по кругу. Наконец они полностью вышли на свет.

На них были яркие разноцветные широкие одежды, их лица были раскрашены геометрическими фигурами, в волосах — перья. Их энергия была электрической. Я чувствовал, что эта церемония предсказана ими давным-давно и была для них очень важной. Они выглядели очень серьёзными.

Разворачивалась церемония тоже совсем иначе, чем в Тулуме. Там было создано много энергетических пирамид на большом расстоянии друг от друга, чтобы восстановить равновесие земли и вызвать дождь. На этот раз была сотворена только одна огромная пирамида. Я понял, что её назначение было связано с психическим пробуждением майянского народа.

На самом деле я не понимаю всего, что происходило с древними майя во время этой церемонии. Я знаю только, что сердцу моему становилось всё легче и легче. Лев-Огонь говорил, что, уходя, майя забрали с собой всю негативную энергию, с которой мы сталкивались в нашей группе до этого момента, и похоронили её глубоко-глубоко в Матери Земле. Что бы ни произошло, это сделало всех нас очень счастливыми. Помню, сразу после церемонии я взглянул вверх и увидел вокруг себя одни улыбающиеся лица членов нашей группы.

То что произошло далее, явилось отражением случившегося раньше, поэтому, возможно, Лев-Огонь прав насчёт очищающего эффекта. Люди стали обниматься друг с другом и играть. Каждый из нас испытывал потрясающее ощущение благости. Наблюдая, я осознал, насколько идеально было провести церемонию в жилищах древних майя.

На следующий день с вновь обретённой лёгкостью мы были готовы опять погрузиться в трудную внутреннюю работу. Нам нужно было посетить места, представляющие тёмную сторону мужской и женской энергий. И там нам нужно было провести две потрясающие церемонии, чтобы навсегда освободить наше бытие от полярности мужского и женского начал и стать свободными, обретя всю полноту нашей божественной силы.

Но на сегодня наша работа была выполнена. Радостные, мы отправились к автобусу.

Да, я всё ещё оглядывался вокруг в поисках той пирамиды с мраморной лестницей и треугольной ямой. Но почему-то я знал, что не найду её.

В любви и служении
Друнвало.


Продолжение истории Друнвало — Начало Конца Времён. Часть 6.


Главная страница

Карта сайта

Письма от Друнвало

Индекс статей

Если вы действительно хотите Знать.