Алтарь в Балаканче

Начало Конца Времён

Часть 2

Цветок Жизни

Письма
от Друнвало

Сенот в Цибильчальтуне

Сеноты (cenotes) — это священные бассейны, иногда даже озёра приличного размера, питаемые подземными источниками. Для майя все сакральные места должны располагаться поблизости от подобного сенота, ибо эти источники рассматриваются ими как проходы в Иной Мир. Воды сенота обладают сильными целительными свойствами, и сенот в Цибильчальтуне (Dzibilchaltun) входит в число наиболее примечательных.

Итак, после того как мы наблюдали восход Солнца в день Весеннего Равноденствия через каменный храм в Цибильчальтуне, мы отправились к его сеноту — прекрасному пруду на границе джунглей. Там, среди каменных развалин около сенота, у нас состоялась импровизированная церемония, на которую мы собрались, медитируя все вместе о майя, о нашем путешествии и окончания войны в Ираке, которая началась как раз накануне нашего путешествия.

Взаимодействие с кристаллической головой у сенота

Согласно церемонии, хранители древней Кристаллической Головы (Crystall Skull) поместили этот священный предмет на ткани и позволили каждому дотронуться до неё и ощутить её силу.

Именно в это время мы столкнулись с самым сильным и ужасающим проявлением тёмной энергии, которая пыталась войти в наш круг. Эта сила овладела телом женщины, в котором она находилась, и попыталась через эту женщину разрушить Голову!

Мы продолжали внимательно наблюдать, чтобы защитить группу от этой сущности. Огонь-Лев (LionFire) тщательно охранял эту Голову, однако потребовалась вся его сила и сила ещё двух мужчин, чтобы спасти этот бесценный священный объект от повреждений.

Теперь мы знали, насколько сильной и решительной была эта энергия. Несомненно, необходимо было освободить тело этой женщины от сущности до нашего участия в церемонии в Чичен Ице (Chichen Itza) на следующий день.

Но, как заметили многие в группе, энергия тёмной стороны присутствует среди нас не без причины. В большой степени это являлось частью проблемы, которую мы стремились помочь решить в мире. Мы знали, что должны справиться с этой энергией «по-хорошему»: с любовью, состраданием и даже с благодарностью — особенно по отношению к человеку из группы, согласившемуся на каком-то из высших планов её существа, играть такую трудную роль.

На завтрак в Лос-Алушес (Los Aluxes) мы вернулись оживлённые, встревоженные, но всё же отрезвлённые, а после него отправились в следующее приключение нашего путешествия в несравненных пещерах Баланканча (Caves of Balancanche). (Я говорю «пещеры», потому что эта одна пещера имеет много рукавов, расходящихся в разных направлениях).


Наш проводник Умберто

Умберто  Гомес

Позвольте сказать несколько слов об Умберто Гомесе (Humberto Gomez), нашем удивительном проводнике по Земле майя.

Это мужчина лет семидесяти с небольшим, но выглядит он лет на шестьдесят. Он невысокий, очень стройный, с аристократическим выражением лица и носит бороду в традициях испанских идальго его народа.

Первые два дня он молчал. Вежливый, очаровательный, во всём готовый помочь, но тихий и скромный.

На пути к Баланканчу, однако, Умберто не мог больше хранить молчание. Я уже говорил вам, что Умберто имел учёную степень по археологии. А теперь я узнал также, что он был не только чрезвычайно эрудированным человеком с обширными археологическими знаниями о своей родине, но фактически именно он, Умберто Гомес, открыл в молодости Пещеры Баланканча!

Пока мы припарковывались на стоянке в Баланканче, я наконец-то осознал, что Умберто знал об этом месте более чем кто либо.

Хотя в тот день с тех пор как мы проснулись прошло уже несколько часов, когда мы прибыли в музей Баланканча, было всё ещё рано. Пещеры ещё не открылись. Поэтому пока мы ожидали, я предложил Умберто рассказать нам о своём открытии.

Мы собрались вокруг, с волнением ожидая, что он нам расскажет. И сначала смущенно, а вскоре живо и красочно Умберто живописал нам то, что произошло с ним в далёком прошлом.

Это была первая из многих историй, которыми Умберто щедро потчевал нас на спирали нашего путешествия по Юкатану (Yukatan). Каким же поразительным рассказчиком он был!


История Умберто

Умберто был студентом археологии, и ему было лет двадцать с небольшим, когда однажды неподалёку от дома он случайно наткнулся на небольшую пещеру с грязными стенами. Не сказав об этом никому ни слова, он сделал эту пещеру своим убежищем. Он ходил туда медитировать или просто побыть в уединении.

Для Умберто эта пещера стала волшебным местом, но вообще-то в ней не было ничего особенного, сказал он нам — определённо ничего, что говорило бы о древних майянских корнях. Это была просто пещера. Но это была его пещера, и много лет он туда приходил.

И вот однажды, в 1959 году, что-то подтолкнуло Умберто начать обстукивать определённую часть стены в пещере. Простукивание давало глуховатый звук.

По стене стекали те же природные химические вещества, которые сочились там из земли миллионы лет. Она выглядела так же, как и любая другая часть пещеры. Но когда Умберто рыл тоннель сквозь землистую стену пещеры, он нашёл спрятанные за ней знакомые остатки камня и раствора, скреплявшего когда-то древнюю майянскую стену!

Представьте его возбуждение, когда он осторожно убрал несколько камней из этой стены, чтобы можно было пройти сквозь отверстие в более обширную, неизвестную в прошлом подземную каверну (пустоту), которая была плохо видна на другой стороне.

В одиночку Умберто проделал весь путь через казавшиеся бесконечными коридоры и проходы в скале. И там он нашёл нечто неслыханное и не имеющее аналогов на майянской земле. Ибо повсюду во всех пещерах были алтари, сделанные в естественных колоннах сталагмитов и сталактитов. А вокруг этих алтарей были подношения, сделанные, возможно, тысячу лет назад, к которым не прикасались всё это время. Сотни глиняных горшков, утварь, фигурки и ручные мельницы, которые предлагались когда-то богу дождя Чаку (Chac), покоились точно там, где они были положены руками древних майя во время давней церемонии. Все эти годы, с тех пор, как эта пещера была надёжно сокрыта от человеческого взора, никто ничего этого не видел и ни к чему не прикасался.

Умберто немедленно разыскал официальных представителей и рассказал им о своём археологическом открытии, чтобы обеспечить защиту всего, то там находилось от разрушения и вандализма.

Обычно, когда в Мексике обнаруживалось подобное место, правительство забирало всё, что могло найти, и увозило в музей. На этот раз произошло нечто из ряда вон выходящее: учёные и официальные лица, первыми вошедшие в пещеру, осознали важность сохранения того, что обнаружил Умберто. Они немедленно закрыли вход и поставили там охрану.

И до сегодняшнего дня всё там оставалось нетронутым. Ничто не было изменено, разве только были проложены небольшие дорожки, по которым посетители могут передвигаться по комплексу, чтобы можно было увидеть пещеру такой, какой она была обнаружена.

После того как там побывали официальные представители, слухи распространились повсюду и на следующий день туда пришла группа майянских старейшин и шаманов и объявила, что собирается провести внутри пещеры церемонию. Умберто говорил нам об этом с довольной улыбкой. Майя, подчеркнул он, не спрашивали, можно ли им зайти в пещеру и провести там церемонию. Они сказали: «Мы сделаем это».

На что официальные представители ответили: «Но вам не разрешается!»

Некоторое время шли дебаты, до тех пор пока официальная сторона не согласилась, и не разрешила старейшинам майя провести свою церемонию, но только если официальным лицам будет разрешено присутствовать на ней и фотографировать!

Снова последовали споры и обсуждения, и наконец майя согласились уступить, если будут выполнены два условия: все, кто войдёт в пещеру, должны были поклясться хранить тайну; и никто не должен был уходить до окончания церемонии, что означало двадцать четыре часа без пищи и воды. Майя предупреждали, что если кто-то уйдёт до окончания, то они не могут нести ответственность за ужасные последствия, которые это повлечёт за собой.

Так соглашение было достигнуто. Майя и мексиканцы спустились во тьму земли, чтобы провести ритуал, и вышли оттуда двадцать четыре часа спустя, попав под проливной дождь с грозой. Это было знаком, которого майя ожидали. Теперь они знали, что Чак, бог дождя, принял их молитвы.

Умберто был участником этого ритуала, посвящённого Чаку, и никогда не забывал о его могуществе.

После Баланканча Умберто превратился в кладезь занимательных, чудесных историй и информации о местах, которые мы посещали, и об истории Юкатана. И я спросил его, наступит ли когда-нибудь время, когда он сможет рассказать мне о церемонии в Баланканче. Но он сказал, нет. Он дал обещание. Это был единственный случай, когда он отказался ответить на вопрос.


В пещерах Баланканча

Никогда прежде я не бывал в пещерах Баланканча, поэтому я предвкушал предстоящее удовольствие. Но ни я, ни кто-либо другой в нашей группе не мог ни ожидать, ни даже представить то, что с нами произошло.

Прежде всего, мы ожидали пробыть в пещерах большую часть дня. Это связано с тем, что охрана пропускала внутрь только 10 человек за один раз, чтобы предохранить пещеру. Только за таким количеством людей они могли внимательно следить, чтобы никто ничего не брал и ни к чему не прикасался.

Но Умберто участвовал в наших первых церемониях и видел то почтение, с каким мы относились к сакральным местам майянского народа. Он знал, что Древние разрешили нам там присутствовать. И поскольку именно он открыл это место, в его власти было сделать для нас исключение. Нам сказали, что нам разрешают входить внутрь группами по 20 человек.

Одно это было большим уважением и доверием. Но когда мы начали распределяться на три группы, Умберто убедил охранников сделать для нас ещё большее послабление. Нам было разрешено, как он сказал, войти двумя группами по 30 человек!

Я был замыкающим в первой группе. С огромным почтением мы пробирались по дебрям проходов к полости пещеры. Все птицы и цветы, казалось, склоняли головы. Волосы у меня сзади на шее стояли дыбом.

Мы вошли в пещеру, и ощущение было такое, словно входишь в утробу Матери. Тотчас же моё сердце стало открываться. Это была совершенно непроизвольная реакция на энергии, которые там были.

Мы продолжали путь вглубь Земли, всё глубже и глубже в темноту. Я знал, что это одно из самых священных мест, в которых я когда-либо бывал. Моё сердце открывалось всё больше и больше. Я чувствовал, что то же самое происходит и со всеми остальными, идущими впереди меня.

Я обнаружил, что тихонечко напеваю.

Потом я услышал звук позади себя. Обернувшись, чтобы посмотреть, кто это был, я увидел быстро приближающуюся нашу вторую группу. Я не мог понять, что они здесь делают. Они ошиблись? Они нарушили распоряжение?

Женщина, которая шла первой в этой группе, подошла ко мне, улыбаясь от ощущения святости. «Что вы здесь делаете?» — спросил я.

«Умберто решил дать нам возможность пойти всей группой», — ответила она.

Я сказал себе: «Конечно». Было чувство, что так и надо, нам нужно быть там всем вместе. Сердце моё уже было переполнено святостью и красотой этого места, а это неожиданное изменение тотчас наполнило меня почти до краёв.

Так мы и пошли дальше группой в 60 человек, там, куда обычно пускают только по 10 человек, объединённые чувством любви и духовного благоговения, не похожих ни на что, пережитое нами ранее.

Потом мы вошли в основную часть пещеры, где миллионы лет назад грандиозный сталагмит соединился в одно с не менее грандиозным сталактитом, образовав гигантскую колонну. Вокруг этой колонны находились подношения, оставленные там древними майя. На земле вокруг этой центральной колонны были расставлены молитвенные керамические изделия и сосуды, простоявшие так сотни и тысячи лет.

Чувство святости переполняло нас. Моё сердце не могло удержаться от слёз. Я начал плакать. Со слезами, затуманившими мой взор, я огляделся вокруг, и увидел, что все, кто был рядом, тоже плакали.

Мы пришли на землю майя, чтобы ощутить священное пространство сердца. И мы были в нём, в реальном физическом пространстве, оживлённом живыми вибрациями сердца, и существо каждого из нас было в гармонии с этим пространством. Всё моё существо вибрировало!

Когда мы продолжили петлять через каверны, там оказалось ещё два сталактитово-сталагмитовых алтаря с древними подношениями, но чуть поменьше. Чувство святости продолжало нарастать.


Сенот Баланканча

Точно так же как Тайный Чертог человеческого Сердца всегда ассоциируется с водой, я наконец пришёл в ещё один чертог в той пещере, который притянул меня бассейном с водой. Вода была так чиста, что было едва видно, как она появлялась из соседней пещеры. Эта вода была живая. Действительно живая.

Глядя в этот сенот, ты будто смотришь в другой мир.

Там стояли три человека, из нашей группы и плакали, а когда я приблизился к ним, то мы все устремились в объятия друг к другу.

В то мгновение я знал, что нахожусь с моим племенем. Все в слезах, с открытыми сердцами, мы молились за себя, за майянский народ, за Мать Землю.

Я знал это место. Я чувствовал его прежде в своём собственном сердце. Можете ли вы себе представить, каково это было: присутствовать в этом пространстве физически вместе с другими физическими существами, переживающими то же, что переживаешь ты? Ничего подобного со мной никогда раньше не случалось.

Наконец наши охранники дали нам знак. Наше время истекло.

Развернувшись, чтобы уходить, я не мог говорить. Я едва помнил, как мы выходили из пещеры. Это было похоже на сон.

Следующее, что я помню: я был вне пещеры и шёл к музею. Я сел в одиночестве и закрыл глаза. Вибрации в моём сердце всё ещё продолжались. Потребовалось по меньшей мере полчаса, прежде чем переживание того, что только что происходило, достаточно улеглось, и я смог встать и пойти обратно к автобусу.

Я никогда не забуду этого переживания, и майя, чьи молитвы всё ещё звучат в этом священном пространстве, и замечательных людей, вместе со мной вошедших в Мать. Сидя под деревом, ожидая когда подойдёт вся группа, я вспоминал молитву моего самого сокровенного учителя Цветка Колыбели (Cradle-Flower) из племени таос пуэбло:

Красота передо мной
Красота позади меня
Красота слева от меня
Красота справа от меня
Красота надо мной
Красота подо мной
Красота есть любовь
Любовь есть Бог


Дальше, в Чичен Ицу

Изящный отель земли майя уютно расположился в джунглях Юкатана на границе того места в Чичен Ице, где находится храм. Из Баланканча мы отправились прямо туда, прибыв намного раньше, чем рассчитывали, из-за того, что наше посещение Пещер значительно упростилось.

В тот вечер перед ужином я рассказал двум группам — европейской с Каролиной Хехенкамп (Carolina Hehenkamp) и нашей основной группе — всё о медитации «Живя в Сердце». Эта медитация была неизвестна лишь нескольким участникам. Многие уже освоили её на прошедших ранее семинарах.

Обучение медитации сердца

Благодаря нашим сильнейшим переживаниям в тот день, даже те, кто никогда прежде не делал этой медитации сердца, смогли очень легко понять, что это такое: почему необходимо переместить сознание из мозга в физическое сердце и как это сделать.

После ужина при звёздах в этом прекрасном месте с пирамидой Сердечной чакры в Чичен Ице мы все вместе вошли в Пространство Сердца.


И наконец Тёмная Сторона

Теперь, когда все ушли отдыхать, чтобы можно было подняться рано для празднования Равноденствия, для меня наступило время разобраться с проблемой сущности, присутствие которой мы осознали ещё во время первой церемонии в Лабне (Labna) и этим утром в Джибильчальтуне во время церемонии с Кристаллической Головой. Об этом следовало позаботиться заранее, чтобы мы могли спокойно участвовать в церемонии в Чичен Ице на следующий день. В противном случае эта энергия могла воспрепятствовать тому, чего мы все стремились достичь. Игнорировать это было нельзя.

Как я понимал, происходило следующее: внутри этой женщины, участницы нашей группы в этом путешествии находился дух или духи, чьей целью было любым возможным способом сорвать то, что мы делаем.

Поэтому лидеры группы и я встретились и договорились, что необходимо исправить эту ситуацию, прежде чем мы ляжем спать этой ночью, поскольку завтрашний день у нас начинался очень рано.

Но мы не могли решить, где проводить исцеление. По опыту я знал, что женщина будет кричать, когда сущность будет выходить из тела, но нельзя чтобы она кричала в отеле. Кто-нибудь мог вызвать полицию! Что делать?

Мы спросили Умберто, куда можно пойти. Похоже, он понял в чём дело, и предложил нам место возле стоянки автомобилей у гостиницы. Это место было не слишком укромным, но мы решили, что можем поставить туда наш микроавтобус, и проводить исцеление внутри него. Если она закричит, звук будет приглушённый.

В конце концов, всё устроилось. Женщина легла поперёк среднего сиденья в фургоне. Двое людей из нашей группы остались снаружи на случай, если кто-то приблизится. А двое находилось внутри, на тот случай, если понадобится помощь.


Тень древнего жертвоприношения

Когда я начал входить в контакт с сущностями внутри этой женщины, я понял, что их было несколько, но две из них на самом деле были одной сущностью. И именно эта двойная сущность была чрезвычайно сильной. Она была связана с миром майя и с древними церемониями жертвоприношений. Фактически, эта двойная сущность и её желание творить хаос и были той силой, которая стояла за майянской практикой человеческих жертвоприношений!

Эта двойная сущность жила не только в этой женщине, но ещё примерно в шестидесяти других людях на майянской земле. Она была вплетена и соединена с самой землёй. Она знала, зачем мы приехали, и находилась там для того, чтобы не дать нам освободить майянский народ, обитавший во Внутренней Земле. Её намерение было не дать нам создать равновесие.

Я призвал Архангела Михаила и соорудил золотую октаэдрическую (восьмигранную) пирамиду вокруг тела женщины, которая служила бы вместилищем для выходящих сущностей и была пространственным окном для их возвращения в те миры, для которых Бог изначально сотворил этих сущностей.

Для меня выведение сущности из тела не связано с применением силы. Это связанно с состраданием и общением. По моему опыту, как только духи осознают, что мы отправляем их домой в их мир, где они могут выполнить свою священную цель, они начинают сотрудничать. И конечно, они не сражаются. Вообще-то, они обычно кажутся мне скорее похожими на потерявшихся детей, чем на бесов, жаждущих разрушения.

Мне предстояло усвоить урок.

Меньшие духи были действительно благодарны за возможность отправиться домой, и они ушли без проблем. Но вот последние два, двойная сущность, отказались уходить. Всё тело женщины перекашивалось и вздувалось от их сопротивления.

Хотя они и знали, что я делаю для них, но их участие в древних майянских церемониях жертвоприношений было слишком сильным и непреодолимым. Они не могли от него отказаться. Их привязанность к этой земле и к майянскому народу была всепоглощающей. Веками они побуждали майянский народ делать то, что, как знали сами майянцы в своих сердцах, было неправильно.

В конце концов, у меня не было выбора, кроме как применить большую силу. Эта была роль, которую я прежде никогда не брал на себя.

Используя мою Мер-Ка-Ба, а также мощь и силу Архангела Михаила, мы вместе запустили несколько энергетических волн, которые собирали энергии этой двойной сущности в межпространственное окно, которое перенесло бы их из этого мира в их собственный мир, являющийся их домом.

Хотя они и сопротивлялись, если бы нам удалось это сделать, для них бы это было, всё равно, что попасть на Небеса!

Сначала более слабая часть из них двоих была засосана в воронку с ужасными затруднениями. Она оставила другую, более сильную часть этого духа, которую ещё предстояло удалить.

Но в конце концов, когда мы приложили ещё больше мощи и силы, этот дух, всё ещё сопротивляясь, наконец появился из живота женщины и медленно вошёл в межпространственное окно.

И в тот самый момент, когда сущность покинула тело женщины, по причине мощи этого духа и его связи с землёй Внешний Мир отозвался.

Метрах в тридцати по обеим сторонам от нас, одновременно произошло два явления. Деревья справа от женщины на небольшой территории метров в шесть стали сильно раскачиваться. Огромная ветка сломалась и ударилась о землю!

И симметрично с левой стороны, на том же расстоянии, другая группа деревьев около четверти метра в диаметре, также начала сильно трястись. Словно бульдозер, подкапывал основания деревьев, пытаясь выдернуть их из земли. Хоть это и невозможно (ветра не было), большинство из них сломалось у основания и упали на крышу старого «Фольксвагена», совершенно смяв крышу и кузов автомобиля.

В то мгновение, когда дух покинул женщину, я «видел», что другие люди, которые были связаны с этими духами, и сама земля майя на сотни миль вокруг вдруг очистилась. Это было, словно колоссальной силы ураган мгновенно исчез.

Всё завершилось. Стало тихо.

Теперь земля майя была свободна. И эта женщина была теперь совсем одна в своём теле.

Теперь наша группа действительно была готова к завтрашней церемонии Сердца в Чичен Ице — церемонии, давно предсказанной майянским народом и его календарём: группа старейшин и люди из четырёх углов Земли, молящиеся вместе о том, чтобы коренные народы и весь мир пришли к Миру.

В любви и служении
Друнвало.


Продолжение истории Друнвало — Начало Конца Времён. Часть 3.


Главная страница

Карта сайта

Письма от Друнвало

Индекс статей

Если вы действительно хотите Знать.